Бесчеловечное право первой ночи: больше, чем средневековый миф?

238

Право первой ночи, «ius primae noctis», было феодальной привилегией, в соответствии с которой господин имел право провести первую брачную ночь с женой своего вассала, то есть, лишить ее девственности.

В эпоху Просвещения возникла целая серия мифов, касающихся периода Средневековья и пытающихся представить его как самую аморальную и неприглядную эпоху всей нашей истории. Пояса целомудрия, которых никогда не было; сжигание ведьм, относящееся скорее к XVI веку; да и целая серия других бесчинств, таких, например, как право первой ночи. Все эти мерзости были сильно преувеличены и искажены с целью подорвать авторитет знати и церкви. Так существовало ли на самом деле «ius primae noctis»? Да, хотя это и не было задокументировано. Подобные случаи были достаточно распространены и не только в теории.

Право первой ночи, «ius primae noctis», было феодальной привилегией, в соответствии с которой господин имел право провести первую брачную ночь с женой своего вассала, то есть, лишить ее девственности.

Это расценивалось как один из многих актов произвола в отношении вассалов, практически принадлежавших региональному феодалу так же, как земля, на которой они жили, или урожай с нее.

Происхождение этой традиции точно не установлено, хотя еще Геродот упоминал об обычае одного из ливийских народов, заключавшемся в том, что «вождю племени предлагали на выбор всех готовящихся к замужеству девушек, и если одна из них ему нравилась, он мог первым познать ее».

В Средние века «право первой ночи» могло возникнуть из германского обычая, называемого «Байлагер» (Beilager), согласно которому главам княжеств предоставлялось право первого совокупления с невестой. Эта традиция исходила из представления о магической силе крови девственницы. Точнее, германский Байлагер заключался в праве господина разделить ложе с новобрачной, однако он терял это право в случае выплаты ему отступных наличными. Концепция о привилегии на право первой ночи укрепилась в феодальную эпоху, причем само понятие всегда ассоциировалось с уплатой дани или налогов, получивших такие местные наименования, как «меркет», «cullagium» (введенный папой Урбаном II ежегодный сбор) или «vadimonium» (обязательство явиться в суд под угрозой штрафа).

Большинство историографов сводят случаи пользования правом первой ночи к конкретным районам и напоминают также, что эта феодальная привилегия нередко осуществлялась и не в прямом смысле, а посредством уплаты господину определенной пошлины за разрешение на вступление в брак между его вассалами. Более того, во многих местах становилось традицией симулирование господином сексуального акта — например, он перепрыгивал через невесту на свадебных праздниках — как напоминание о власти феодала над своими вассалами и о возможности использования им своего права первой ночи.

Те, кто утверждает, что этого обычая никогда не было, цепляются за почти полное отсутствие документации, в том числе юридических текстов, указывающих на совершение подобных актов произвола, хотя они и признают, что в эпоху Средневековья письменные традиции были еще слаборазвиты и не выдерживали испытание временем. Однако, в Решении арбитражного суда Гуадалупе (Sentencia arbitral de Guadalupe) 1486 года, которым король Фердинанд Католик (Fernando El Católico) положил конец многим бесчинствам феодалов по отношению к своим каталонским вассалам, говорится, что «они [господа] не имеют права воспользоваться первой ночью и переспать с новобрачной, утверждая таким образом свое господство». Эта фраза доказывает, что право первой ночи существовало ранее, хотя бы теоретически.

Но одно дело теория, и совсем другое — практика. Право «ius primae noctis» вызывало сильнейшее негодование унижаемых им вассалов и нередко приводило к крестьянским восстаниям. То есть это оказывалось чересчур громким, но абсолютно не практичным доказательством господства феодалов. Тем не менее, сексуальное насилие над женами вассалов было достаточно распространенным явлением, хотя и не обязательно господин требовал его удовлетворения, и во многих случаях дело ограничивалось угрозами сделать это. Холопы были беззащитны.

Церковь защищает институт брака

Даже монархи пытались бороться с этим видом произвола, существовавшим в течение веков именно благодаря чрезвычайной слабости центральной власти. Многие правители распоряжались лишь небольшой частью территорий, у них почти не было собственной армии, поэтому их власть в существенной мере зависела от верности наиболее крупных сеньоров. Альфонс X Мудрый, Фердинанд Католик и другие монархи, обладавшие настоящей и сильной властью, принимали законы, направленные против злоупотреблений феодалов и недвусмысленно запрещали право первой ночи.

Кроме того, возрастающие с каждым веком авторитет и сила Церкви, способствовали становлению брака как церковного института. По мере укрепления церковного брака становилось ясно, что каноническое право стало превыше любых вековых традиций или обычаев, и что, если Бог и Церковь благословляют брачный союз, то отпадает необходимость вмешательства знати в этот процесс.

Начиная с того времени, когда Церковь монополизировала оформление браков, сексуальные злоупотребления перешли из разряда псевдо-правовых в капризы никем не контролируемых господ, неспособных уважать достоинство зависящих от них людей. Брак становится чем-то священным, и даже господа феодалы не могут его осквернить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here